• 0
0 баллов, 0 оценок0 баллов, 0 оценок 0
Авторизуйтесь, чтобы оценить.

Прощание со Спартаком… (часть 1)

16.04.2013
Картинка профиля ragnar lodbrog Автор: ragnar lodbrog

Прощание со Спартаком… (часть 1)

 Мы так долго ждали, и это случилось! Канал Starz завершил свою сагу о Спартаке, которую поклонники сериала, затаив дыхание, смотрели с первого эпизода, показанного в январе 2010 года. С тех пор сериал зажил своей жизнью, омраченной смертью «первого Спартака», а мы все это время, сравнивая новые сезоны с началом, поневоле думали о конце. И хотя многие говорили, что сериал утратил былую зрелищность и, похоже, исчерпал себя, сегодня нельзя не признать, что его создатели, обещавшие эпичный финал, не солгали нам.

«Великие и печальные события»

  Стивен ДеНайт, автор идеи, главный сценарист и продюсер сериала, в одном из интервью заявил, что после выхода предыдущего сезона «Спартак: Месть» он с коллегами оказался на распутье. Нужно было решить, делать ли еще три сезона, следуя хронологии войны Спартака, или показать последний этап восстания, включив в него события, которые в реальности произошли ранее. В ходе обсуждения возобладал второй подход, и сериал о вожде мятежных гладиаторов, прерванный в конце прошлого сезона на первой его победе над отрядом врагов, возобновился с показа его триумфа над целой армией, после которого римский сенат вручил бразды правления над легионами Марку Крассу. Объясняя такое решение, ДеНайт сказал, что ему показалось скучным делать еще два сезона, в которых римляне никак не могут погубить своего врага – ни на поле боя, ни руками наемных убийц.

В ответ на это можно возразить, что за пропущенный период в ходе «войны гладиаторов», как ее называли в Риме, произошло немало событий, более интересных, чем ликвидация «службой безопасности» Спартака вражеских агентов в его лагере. Что, например, мешало показать во всем блеске его полководческий талант, позволивший Спартаку разбить войска двух римских консулов, один из которых перед этим уничтожил отколовшуюся от него армию Крикса? По крайней мере, одну из серий можно было посвятить случаю, известному историкам. Рабы, примкнувшие к восстанию, обесчестили римскую матрону, и знатная римлянка, не перенеся позора, совершила самоубийство. Спартак велел наказать виновных и устроил похороны несчастной, на которых бились 200 пар пленных римлян, что превзошло все бои гладиаторов тех времен. Но своя рука – владыка, и вместо, возможно, оптимальных двух сезонов, было решено снимать один.

При таком подходе, выигрывая в одном отношении – повышении динамизма и зрелищности, нельзя было не пожертвовать чем-то другим. Одной из сильных сторон сериала до этого было умелое вплетение в канву деловых интриг или военных событий личных отношений и конфликтов между героями, которые порой даже оттесняли все «внешнее» на второй план. Можно вспомнить, например, как эффектно в конце прошлого сезона выглядели сменяющие друг друга сцены, в которых, с одной стороны, Спартак вершил суд над Глабром, а с другой, Лукреция сводила счеты с Илитией.

Такой органики в «соединении личного и общественного» в последнем сезоне мы практически не видим. Все конфликты между героями сериала на этот раз, так или иначе, связаны с войной и способами ее ведения. А поскольку, как известно, «у войны не женское лицо», не приходится удивляться, что от этого пострадали, прежде всего, женские образы в сериале.

Между тем, на смену выбывшим по сюжету Илитии и Лукреции в новый сезон пришли Сибилла, Кора и Лаэта – молодые, красивые, сексуальные. Но ведь, помимо них, в последнем сезоне действовали еще Невия  и Сакса, да и важная для ДеНайта тема однополой любви Агрона и Назира также требовала своей доли внимания. И введенным актрисам не хватило экранного времени, чтобы сыграть роли, сравнимые по целостности и законченности с образами Люси Лоулесс и Вивы Бьянки. В результате Гвендолин Тейлор играет просто «девушку Ганника», героиня Дженны Линд интересна главным образом как объект «эдипова комплекса» Тиберия по отношению к Марку Крассу, а, безусловно, талантливая Анна Хатчисон вынуждена показывать «пунктиром» эволюцию Лаэты от ненависти до любви к Спартаку. Но мы еще увидим, что эта римлянка не так проста, как кажется, и как символ, возможно, далеко выходит за рамки своего образа.

Что, несомненно, удалось ДеНайту и режиссерам, снимавшим последний сезон, так это показ батальных сцен во всем их мрачном и кровавом величии. Так, последняя битва Спартака, несмотря на бьющие в глаза спецэффекты и фантастичность некоторых сцен, впечатлила меня больше, чем сражение при Гавгамелах в голливудском историческом блокбастере «Александр», хотя затраты на сериал о Спартаке несоизмеримы с бюджетом фильма об Александре Македонском! Столь же наглядно, до натуралистичности, показаны сцены расправ гладиаторов над римлянами и римлян над гладиаторами. ДеНайт не скрывает, что главное для него – телешоу, зрелище, мерилом в котором может быть лишь успех у зрителей. Не случайно он, по его признанию, остался недоволен двумя первыми эпизодами в «Спартаке: Крови и песке», сочтя, что там недостаточно крови, секса и мата. С тех пор эти составляющие стали непременными ингредиентами сериала, и рейтинг его пошел в гору, хотя многие зрители остаются при мнении, что первый сезон был самым удачным. С целью «оживляжа» в сериал был введен и молодой Цезарь, не призывавшийся Римом для подавления восстания Спартака, но привлеченный для этого ДеНайтом, который вместо благодарности за верную службу еще и обошелся со своим героем без всякого почтения.

Но было бы неверно обвинять создателей сериала в глумлении над историей. ДеНайт заранее возвестил, что все персонажи, погибшие в реальности, встретят смерть и в его сериале. Пусть некоторые покинули мир при других обстоятельствах, как Крикс, или другой смертью, как Ганник, в целом данное правило не было нарушено. Это просто другая историческая реальность, в которой события прошлого, как говорил Александр Дюма-отец, «всего лишь гвозди, на которых я развешиваю свои картины». Можно сказать, что ДеНайт не заметил несколько хороших «гвоздей», но по окончании сериала созданная им «картинная галерея» все равно выглядит впечатляюще. И решающая заслуга в этом, на мой взгляд, принадлежит исполнителям главной роли, один из которых – Энди Уитфилд – создал образ Спартака, а другой – Лиам МакИнтайр – развил его в нужном ДеНайту направлении.

Какую же личность представляет собой знаменитый вождь гладиаторов в просмотренном сериале?

Борец за Свободу по имени Смерть

 Каждый актер, режиссер, сценарист, воплощающий образ Спартака на экране, видит в нем, прежде всего, борца за свободу. Но что несет в себе идея свободы, за которую так неистово бьется славный фракиец, если не считать ею освобождение всех примкнувших к нему рабов? Чтобы разобраться в этом, нужно правильно понять, какова была цель восставшего Спартака (разумеется, не исторического, а сериального). ДеНайт и его коллеги не дают прямого ответа на данный вопрос, но их намеки на сей счет весьма прозрачны.

Сам сюжет сериала выстроен так, что борьба Спартака против Рима находится в тесной связи с его местью за рабство и гибель Суры. Об этом ему говорят как друзья – Крикс и Ганник, так и враги  – Глабр и Красс. Последний во время их ночной встречи перед битвой прямо заявляет, что тысячи людей завтра погибнут для того, чтобы Спартак отомстил за свою жену. Но убитая Сура для Спартака значит больше, чем любимая жена: она воплощает всю ту прежнюю жизнь, из которой он был вырван римлянами. Тяжесть и горечь этой потери усугубляет чувство вины за то, что он не смог ее защитить. Тем более что она просила его не идти в поход с римлянами, предвещая наступление «великих и печальных событий». В результате своей доверчивости и коварства римлян Спартак лишился и своей жены, проданной в рабство Глабром, и своей деревни, которую захватили и уничтожили геты.

Поэтому последующие действия Спартака определяет, сначала желание вернуть свою жену, а затем, когда открывается правда об ее убийстве,  – покарать губителей Суры в лице Батиата и Глабра. Однако последовательное достижение каждой из этих целей не только не вносит успокоения в его израненную душу, но побуждает его заливать горе все большими потоками крови римлян. При этом мы видим, как он первым нападает на врагов, намного превосходящих его числом, словно совсем не дорожит своей жизнью, если не сказать – ищет смерти в бою. В ночной беседе с Ганником, показанной в последней серии, он признается, что после ухода Суры у него на сердце лежит пустота, которую не может заполнить никто из живых. Единственное, что удерживает его от погибели в бою и воссоединения с женой – забота о многих тысячах, идущих с его армией, особенно тех, кто не защитит себя сам.

И только с осознанием чувства этой ответственности Спартак приходит к пониманию своей конечной цели войны с ненавистным Римом – привести своих людей к предгорьям Альп, чтобы они могли разойтись в места, недоступные римлянам. Однако вождь гладиаторов ни разу не говорит о том, что сам он тоже перейдет через горы. В этой связи нельзя не заметить некую странность в развитии событий. Крикс, затеявший авантюрный поход на Рим, не мог на некоторое время не увести за собой армию Красса, вынужденного спасать «вечный город». Спартак со своими людьми, включая женщин и детей, должен был использовать это время, чтобы намного оторваться от римлян. Но движение его войска словно замедляется, что позволяет Крассу, разбившему Крикса, вновь нагнать его.

Так происходит потому, что переход через Альпы обретает в сериале метафорическое значение, становясь синонимом перехода к новой жизни. Но не все герои сериала желают ее, поскольку не видят себя в ней. Так, прямодушный Агрон объясняет Назиру причину своего ухода с Криксом тем, что он не хочет, перейдя через Альпы, становится скотоводом или землепашцем. Крикс, как уже было сказано, ведет свои войска на Рим, чтобы утопить «зверя» в его крови в собственном логове. Спартак же, прекрасно сознавая римскую мощь, ведет своих людей туда, куда ему самому ход заказан. Он еще может вздохнуть при виде фракийских земель на римских картах, но при этом отлично понимает, что возвращение невозможно, поскольку ни жены, ни дома у него больше нет. И желания жить для того, чтобы создать новую семью и построить новый дом, как мы видим, тоже не осталось.

Поэтому самое лучшее, что он мог сделать,  – это своей героической борьбой сковать силы римлян, не дать им перебить женщин и детей, идущих в горы, за которыми их ждет спасение. Он, конечно, понимает правоту Красса, который говорит Спартаку, что даже если он каким-либо чудом его победит, римляне все равно уничтожат остатки его войска. И, тем не менее, в сериале Спартак едва не разбивает армию Красса, одолев его к тому же в личном поединке. А затем, умирая, скажет своим близким людям: «Нет более славной победы, чем покинуть этот мир свободным». Спартак выполнил свою миссию – и его люди, и он сам уйдут в те края, где они никогда не будут рабами. И остался в памяти людей тем, кто показал самому державному Риму, на что способен человек ради свободы.

Автор: ragnar lodbrok

Уважаемые пользователи!


Вы можете выразить свою благодарность за наши рипы и работу команды через одну из форм, представленных ниже,
или переходами по рекламным ссылкам в шапке сайта и анонсах 2-3 раза в неделю.



Понравилась публикация? Расскажите о ней друзьям!

Нашли в статье ошибку? Сообщите нам!

Добавить комментарий

Перейти к верхней панели