• 0
0 баллов, 0 оценок0 баллов, 0 оценок 0
Авторизуйтесь, чтобы оценить.

Сериал «Викинги» — «Волки Одина, спущенные с цепи войны» (часть 2)

к сериалу: "Викинги"
05.06.2013
Картинка профиля ragnar lodbrog Автор: ragnar lodbrog

Волки Одина, спущенные с цепи войны (часть 2)

«Я вижу, что ты очень жаден до жизни

и думаешь, что трудная вещь – умереть»

(из «Саги об Эйрике Рыжем»)

 Викинги в кино…

Викинги не обделены вниманием кинематографа. Из старых, но не забытых фильмов о них следует назвать «Викингов» Ричарда Флейшера с Кирком Дугласом и Тони Кертисом. Довольно целостное, пусть и адаптированное для юношества, представление о древних скандинавах давала советско-норвежская картина «И на камнях растут деревья» Станислава Ростоцкого и Кнута Андерсена. В середине 90-х годов вышел американо-исландский фильм «Саги о викингах» (на нашем ТВ – «Месть викинга) Майкла Чепмена с Ральфом Мёллером.

Из новых можно вспомнить «Чужеземца» (у нас – «Викинги» или «Викинги против пришельцев») Ховарда МакКейна с Джеймсом Кэвизелом и Софией Майлз. И два блокбастера, обернувшиеся кассовым провалом: «Тринадцатый воин» Джона Мактирнана с Антонио Бандерасом, а также «Следопыт» Маркуса Ниспела с Карлом Урбаном. В разное время фильмы о викингах желали снять Мэл Гибсон и Андрон Кончаловский, но по разным причинам отказались от подобного замысла. Я уже не говорю о картинах, где викинги стали фоном для самовыражения режиссера, как в «Восхождении в Валгаллу» (в нашем прокате «Валгалла: Сага о викинге») Николаса Виндинга Рефна с Мэдсом Миккельсеном, или были введены для «оживляжа», как в «Исчезнувшей колонии» Мэтта Кодда с Эдрианом Полом.

В этих фильмах викинги показаны с известной долей симпатии («Тринадцатый воин», «Чужеземец») или антипатии («Следопыт», «Восхождение в Валгаллу»), но как бы с позиции внешнего наблюдателя, которым являлся человек, не принадлежавший к их миру и культуре. Новшеством Майкла Хёрста как автора сериала является то, что он стремится показать викингов глазами Рагнара, который происходит из их среды, но выходит за ее пределы, слишком тесные для него (при всех недостатках его образа, отмеченных ранее).

В результате мир викингов изображен не статично, а показан в движении, которое наиболее подходит для самого динамичного слоя скандинавского общества тех времен. Ведь одним из значений слова viking и был отход от привычного пути и образа жизни: уклонение от работы дома или на земле и хождение по морю за чужим добром. Поэтому создатели сериала, конечно, с учетом большего экранного времени, по сравнению с авторами других фильмов о викингах, смогли показать то, что выпало из поля зрения их предшественников. Прежде всего, это – создание «драккара», корабля с драконьей головой на штевне, который был грозой других народов и подлинным домом для викинга.

В сериале его строит друг Рагнара Флоки, в роли которого выделяется Густаф Скарсгард (кстати, единственный этнический скандинав из актеров), хотя в действительности этот шедевр корабельного искусства стал заслугой многих поколений древнескандинавских мастеров.

Сильное впечатление производит эпизод с жертвоприношением, когда несколько человек из дружины Рагнара добровольно готовы отдать свою жизнь в «дар богам» как своего рода плату за успех дальнейших предприятий.

Довольно органично в сериал введены мистико-мифологические мотивы, когда, например, глазами Рагнара показывают самого Одина, бродящего между трупов с вороном на плече.

В этой связи можно лишь посетовать на то, как представлены в сериале дочери Одина – грозные валькирии, которые виделись викингам ослепительно молодыми и убийственно красивыми женщинами на могучих конях, а их в первой серии зачем-то сделали бледными призраками с руками утопленниц.

Отдельное спасибо Хёрсту за то, что он первый на моей памяти обратился в кино к такому выигрышному во всех отношениях образу, как Аслауг (именно тактрадиционно пишется ее имя, переводимое на русский как «пламя асов», т.е. богов), которая появляется в последней серии первого сезона.

По легенде о Рагнаре, она является не просто его второй женой, но женщиной, которая в некоторых отношениях была более сильной и яркой личностью, чем сам Рагнар (не случайно в период размолвок со своими сыновьями он в сердцах называл их «дети Аслауг»). Конечно, жаль, что ее роль доверили не известной драматической актрисе, поскольку для воплощения образа этой легендарной героини мало модельной внешности Алиссы Сазерленд, но еще более будет жаль, если Хёрст не найдет ничего лучшего, чем использовать ее в банальном амплуа «разлучницы» Рагнара с женой.

Что касается «ляпов», без которых еще не обошелся ни один фильм о викингах, то в сериале их тоже немало. Самым забавным из них, на мой взгляд, стало то, как обошлись его создатели с главным противником Рагнара в первом сезоне. Быть может, они думали, что Харальдсон означает имя ярла, тогда как на самом деле это его «отчество». Конечно, отца ярла вполне могли звать Харальд, но невероятно, чтобы люди называли вождя лишь по имени отца. Это было бы страшным оскорблением для него, ведь даже у рабов были, по крайней мере, личные клички! И уж совсем напрасно Хёрст перенес в мир викингов свои сексуальные фантазии. Женщины в «варварской» Скандинавии были в это время, в самом деле, более свободны, чем в «цивилизованной» Европе. Но эта свобода заключалась не в их большей склонности к сексуальным играм, а в наличии больших прав.

Так, если бы скандинав предложил своей жене, даже в шутку, переспать с рабом, он бы дал ей неоспоримый повод для развода, а ее родичам – причину для кровной мести. Скорее можно представить современного бизнесмена вручающим бомжу возле помойки «ключи от квартиры, где деньги лежат», чем викинга, предлагающего свою боевую подругу жалкому рабу. И Аслауг не стала бы приходить на ложе Рагнара, чтобы скорее забеременеть от него ради замужества. Несмотря на то, что к моменту их первой встречи он был сыном конунга, а она пасла коз (так сложилась жизнь), Аслауг мало того, что сохранила свое девичество до свадьбы. Она еще потребовала от мужа ради рождения здорового сына, чтобы первые три ночи они отказались от секса, в знак чего между ними в постели должен лежать обнаженный меч! Вот такие были в то время женщины. Перейдем теперь к их мужчинам.

 …И в истории

Что же именно побуждало этих людей выходить на своих быстрых, но утлых ладьях в открытое море и плавать к неведомым землям? Создатели сериала, в общем, показывают те же причины, положившие начало «эпохе викингов», какие выделяют и профессиональные историки. Это – нехватка плодородной земли и богатых пастбищ, избыток молодежи, которая не могла рассчитывать на долю в наследстве от отцов, желание поживиться за счет более богатых, но менее воинственных соседей, наконец, стремление освободиться от набирающей силу деспотичной власти местных правителей. Все это верно, но не объясняет, почему долгое время предки норвежцев, датчан и шведов мирились с «сонной жизнью», как позднее назовут ее авторы саг, а с конца VIII века бросили дерзкий вызов морским просторам и с яростью обрушились на заморских соседей. Словно изголодавшиеся за зиму волки выбежали из леса на весеннее пастбище и начали резать пасущийся там скот, не только наскоро хватая самые сочные куски, но и хмелея от запаха пролитой крови. Героям сериала, несмотря на показ батальных сцен, явно недостает «ледяной ярости» северян, когда кровь ударяет в голову, но не застилает глаза, а дает ясное видение, позволяющее безошибочно найти слабое место у противника и нанести по нему беспощадный удар. В них нет ничего такого, что объясняло бы, почему монахи Европы твердили как молитву: «И от неистовства норманнов избавь нас, Господь!». После этого меня не удивляет, что еще ни в одном из фильмов о викингах нам не показали таких ярких персонажей тех времен, как берсерки, – могучих воинов, опьяненных жаждой убийства и не чувствительных к боли, которых сами викинги ценили в боевой обстановке и опасались в мирной жизни.

Этого «нордического фурора», избыточного для их современников и невероятного для людей XXI века, той кажущейся безумной отваги, которая делала викингов первыми бойцами своего времени и объясняла частые победы, одержанные над более многолюдным противником, пока не довелось увидеть в сериале. Думаю, еще и потому, что батальные сцены в нем ставил не специалист по воинскому искусству викингов. Иначе бы мы увидели во время индивидуальных боев прыжки и повороты, которые они применяли с целью защиты своих конечностей, ведь ни ручных, ни ножных доспехов у них не было. Не случайно в перечне боевых качества Гуннара – одного из главных героев «Саги о Ньяле» – упомянуто, что он мог подпрыгнуть в полном вооружении больше чем на высоту своего роста, и прыгал назад не хуже, чем вперед. А в сценах массовых боевых столкновений нам бы показали не только «стену щитов», которую применяли главным образом для защиты вождя, но и знаменитую атаку «клином», которую затем германские рыцари переняли у викингов. Хорошо, по крайней мере, что авторы сериала не стали делать из викингов наркоманов, пьющих перед боем настойку из мухоморов, чтобы победить свой страх. Ведь именно в этом пытаются убедить нас некоторые историки, неспособные понять, что для людей, живущих мечтой попасть в Валгаллу – мужской рай, где героев ждут сражения, охоты, пиры и объятья валькирий, – не нужно никаких галлюциногенов, чтобы проявлять запредельную храбрость.

В сериале показан старый викинг, отплывший за море, чтобы с честью погибнуть в бою и отправиться к своим друзьям, давно пирующим в чертогах Одина, но он «погоды не делает».

Кем же были настоящие викинги: героями или извергами, открывателями новых земель или их разорителями, созидателями или разрушителями? В историю они вошли и теми, и другими, хотя соотношение всего этого в конкретных личностях, понятно, было различным. Поэтому каждый историк, писатель или режиссер, как, впрочем, и читатель или зритель, находит в них то, что ему доступнее, понятнее и… ближе. Викинги были во многом еще варварами и несли в себе все их качества: дикость, жестокость, алчность, мстительность, вероломство, но и – свободолюбие, мужество, самопожертвование, товарищество и свои понятия о чести. Не стоит забывать, что эти «варвары» строили самые лучшие в то время корабли, открыли Америку, возвели несколько европейских столиц, основали в Нормандии образцовое феодальное герцогство и сочиняли по-своему прекрасные саги, в которых выразили свой гордый и мрачный дух. Не будет преувеличением сказать, что на известном этапе,  при всей его исторической и культурной ограниченности, они воплощали тип Настоящего Мужчины. И, нам ли, живущим в государствах, наследниках Киевской Руси, с учетом той роли, которую сыграли в ней варяги (по сути, те же викинги), посыпать их заброшенные могилы излишне суровыми обвинениями?! По-моему, более достойным поминанием их будут слова, сказанные киевским князем Владимиром в известной балладе А.К. Толстого:

«Я пью за варягов, за дедов лихих,

 Кем русская сила подъята,

 Кем славен наш Киев, кем грек приутих,

За синее море, которое их,

Шумя, принесло от заката

 

Автор — ragnar lodbrog

Уважаемые пользователи!


Вы можете выразить свою благодарность за наши рипы и работу команды через одну из форм, представленных ниже,
или переходами по рекламным ссылкам в шапке сайта и анонсах 2-3 раза в неделю.



Понравилась публикация? Расскажите о ней друзьям!

Нашли в статье ошибку? Сообщите нам!

Добавить комментарий

Перейти к верхней панели