• 0
0 баллов, 0 оценок0 баллов, 0 оценок 0
Авторизуйтесь, чтобы оценить.

Сериал "Викинги" — "Волки Одина, спущенные с цепи войны" (часть 3)

к сериалу: "Викинги"
05.05.2014
Картинка профиля ragnar lodbrog Автор: ragnar lodbrog

«Викинг рожден для славных дел, а не для долгой жизни»

           (из одной из древнескандинавских саг)

Второй сезон канадо-ирландского сериала «Викинги», созданный британским сценаристом Майклом Хёрстом, на мой взгляд, не испортил впечатления от первого сезона, но и не улучшил его в плане развития действия или раскрытия характеров. Вновь мы видим успешные попытки Рагнара Лодброка (Трэвис Фиммел) увлечь своих людей и соседей походами на Англию в сочетании с не менее успешной борьбой за влияние с его конкурентами в родных землях. При этом нельзя сказать, чтобы главный герой, в волосах и бороде которого появились седые пряди, заметно изменяется внутренне, становясь тем вождем, за которым в будущем пойдут тысячи бесстрашных и свирепых воинов. Все те же повадки простолюдина, знающего себе цену и готового, при случае, напомнить ее более знатным, все та же двусмысленная улыбка человека, понимающего то, что пока неведомо другим. Новым, пожалуй, становится то, что в этом сезоне Хёрст подсказывает своему герою мысль перейти от грабежа монастырей и городов Англии к освоению земель этой страны, более плодородных, чем почвы Скандинавии. Замечу, что реальным викингам эта идея пришла в голову полсотни лет спустя после смерти легендарного Рагнара, когда они перешли от набегов отдельными дружинами на берега Англии и Франции к завоеванию их целыми армиями, которые силой заставляли местных правителей мириться с поселением чужеземцев в их номинальных владениях. Но даже если забыть о том, что телевизионный Рагнар опередил свое историческое время, остается непонятным, зачем нужна земля за морем человеку, который ничем не проявляет тягу к ней на своей родине.

При знакомстве с центральным персонажем сериала хочется понять, в чем суть его характера, каков его жизненный стержень. У главного героя «Саги о Рагнаре Лодброке» таким стержнем была его неистовая любовь к военной славе, которая вела его по жизни к дерзким победам, а в ее конце – к страшной смерти. Не случайно некоторые историки считают его подлинным прозвищем не Лодброк (Кожаные Штаны), а Лодброг (Знамя Судьбы), имея в виду знамя Рагнара, на котором был изображен ворон Одина, своим крылом указывавший ему направление похода. У главного героя телесериала «Викинги» честолюбия, конечно, хватает, но его помыслы и поступки определяет, прежде всего, забота о своей семье – женах, сыновьях и брате. Если исходить из этого, нам не покажется таким уж странным его предложение, чтобы обе матери его сыновей одновременно были его женами. И  вполне понятным является его стремление спасти от казни родного брата, который изменил ему и пролил кровь его воинов. А вот Рагнар из легенды гораздо меньше внимания уделял своей семье, проводя время в походах, что стало причиной охлаждения его отношений с женой и соперничества со своими сыновьями, из духа которого он и затеял свое последнее авантюрное предприятие, стоившее ему жизни. Разумеется, каждый волен сам решать, какой Рагнар ему более интересен, но проблема в том, что Хёрст не смог извлечь из своей интерпретации героя никаких новых и ярких поворотов сюжета, что придало бы его истории оригинальное, по сравнению с древней сагой, содержание. К концу второго сезона мы уже забыли о конфликте между Рагнаром и Лагертой, Лагертой и Аслауг, Рагнаром и Бьёрном, которые были так многозначительно заявлены в его начале.

Такая же недосказанность и недооформленность присуща, на мой взгляд, и характерам других основных персонажей сериала, которые почти не изменились за показанные в двух сезонах годы. Так, мы были вправе ожидать развития характера Ролло (Клайв Стэнден), который пытается найти свое место в жизни, что позволило бы ему выйти из тени своего брата Рагнара. И у нас имелись на это основания, так как в одной из первых серий сезона Ролло говорит ярлу Боргу, что он пытается «найти себя» и надеется со временем «обрести мудрость». Многообещающее заявление от того, в ком, как считают некоторые, нам показывают будущего первого герцога Нормандии! Однако в конце второго сезона Ролло, по сути, пребывает в том же положении, что и в его начале: неуверенного в себе человека, не знающего, что ему предпринять, чтобы возвыситься. Или возьмем такую оригинальную фигуру, как корабельный мастер Флоки (Густаф Скарсгорд), который пришелся по нраву многим зрителям сериала. Думаю, что и сценарист, и актер взяли за основу его характера образ скандинавского бога Локи, на что указывает даже изменение, которое они внесли во встречающееся у скандинавов того времени имя Флоси. Манера поведения и даже пластика Флоки, действительно, наводят на мысль о его подобии Локи, богу хитрости и обмана, равнодушного к добру и злу и относящегося к жизни как к забавной игре. Эти черты трикстера, внешне обманчиво похожего на фрика, мы видим в герое, которого играет, безусловно, талантливый актер. Но при таком понимании образа Флоки было бы выигрышнее показать его человеком, исходящим из собственных, ведомых лишь ему интересов, который не связан в своем поведении ничем, даже верностью своему другу Рагнару. И уж тем более сомнительно представлять его ревнителем веры в древних богов, каким он изображен в сериале.

Большего развития можно было бы ожидать и от женских характеров. Например, второй сезон, по моему мнению, не добавляет ничего нового характеру Лагерты (Кэтрин Уинник) – первой жены Рагнара. Напротив, сцена ее избиения по приказу ярла Сигварда и последующая месть за издевательства своему мужу отчасти даже ставят под сомнение героическую сущность этой воительницы, ведь она смертельно ранит обидчика так, как это сделала бы и обычная домохозяйка, доведенная своим садистом-мужем до крайности. Надуманным является и ее представление в качестве «ярла Ингстада», поскольку как правительница края она имела право под своим именем участвовать в походах. Не находит себя в новых обстоятельствах и жена бывшего ярла, а ныне подруга Ролло Сигги (Джессалин Гилсиг), которая хочет, но не может вернуть утраченный статус. Но самым большим разочарованием для меня стала роль, которую сценарист отвел Аслауг (Алисса Сазерленд)– второй жене Рагнара. Хёрст имел возможность показать яркую и сильную личность незаурядной женщины, дотоле обойденной вниманием в кино, … и не воспользовался ею! Правда, следуй он «Саге о Рагнаре Лодброке», ему пришлось бы создавать образ даже не просто воительницы, а женщины-вождя, которая руководила сотнями воинов в сражении, когда ее сыновья были еще детьми, а муж пропадал в походах на чужбине. То ли эта задача оказалась непосильной для Хёрста, то ли он не пожелал, чтобы в свете такой героини померкли все остальные, но в сериальной Аслауг от легендарной личности остались только чувство достоинства и дар предвидения. Что уж тогда говорить о раскрытии характера новой героини – Торунн (Джая Уайсс), возлюбленной Бьёрна, которая по неизвестной причине решила научиться владеть мечом, чего бы ей как на тот момент рабыне, конечно, никто бы в реальности не позволил?!

Высказанные замечания ко второму сезону «Викингов» ни в коей мере не означают, что его достаточно высокий зрительский рейтинг (8,11) обманчив. Мы находим в нем все, что должно быть в хорошо сделанном приключенческом сериале – интригующий сюжет, убедительная игра актеров, профессионально снятые сцены боев и походов на фоне специфической красоты северной природы, органичная действию музыка, мастерская работа костюмеров. Однако «Викингам», на мой взгляд, пока не достает того важного качества, которое отличает добротный сериал от сериала выдающегося, что становится знаковым событием в развитии если не телевидения в целом, то своего жанра, какими в «историческом» телевидении стали «Рим» и, во многом, «Спартак», а в фэнтезийном  – «Игра престолов». И дело даже не в отсутствии больших драматических актеров и актрис, а, пожалуй, в недостатке действительно хорошей литературной основы. Как ни странно, Майкл Хёрст, в послужном списке которого написание сценариев для фильмов «Елизавета» и «Елизавета: Золотой век», а также для таких сериалов, как «Тюдоры», «Камелот», «Борджиа», «Мария, королева Шотландии», не сумел адекватно переложить древнюю «Сагу о Рагнаре Лодброке» на язык современного телесериала. С моей точки зрения, так произошло потому, что Хёрст отнесся к сказанию о Рагнаре без должного, нет, не уважения, а, скорее, внимания. Он, видимо, не понял разницы между созданием сценария по произведению современного автора, в котором можно заменять одних персонажей другими, объединять двух героев в одного, и написанием сценария по легенде, которую доводили до совершенства десятки разных авторов, в том числе и более талантливых рассказчиков, чем сам Хёрст. Легенда же, как я писал в 1-й части отзыва на этот сериал, в отличие от чистого вымысла или исторической биографии, представляет материал, который в большей степени сопротивляется переработке. Во многом именно поэтому сериал «Викинги» следует рассматривать в качестве интересного введения в тему викингских походов, а не блестящего ее раскрытия. Со временем, несомненно, появятся и другие фильмы и сериалы о викингах, создатели которых учтут достоинства и недостатки работы Хёрста и создадут более совершенные произведения о сильных и ярких людях той жестокой и мрачной эпохи.

Автор — ragnar lodbrog

Уважаемые пользователи!


Вы можете выразить свою благодарность за наши рипы и работу команды через одну из форм, представленных ниже,
или переходами по рекламным ссылкам в шапке сайта и анонсах 2-3 раза в неделю.



Понравилась публикация? Расскажите о ней друзьям!

Нашли в статье ошибку? Сообщите нам!

Добавить комментарий

Перейти к верхней панели